Get Adobe Flash player
Главная страница Архив новостей Правильное питание Пищеварение человеческого организма применительно к теории правильного питания
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Пищеварение человекаПродукты, получаемые нами из безбрежной кладовой Природы, в таком виде непригодны для поступления в кровь, лимфу или клетки. Они должны подвергнуться процессам расщепления и очищения, при этом полезное в них отделя­ется от вредного. Эти процессы называются пищеварением, или усвоением. Процесс, посредством которого фрукты, зла­ки, бобовые, зеленые растения и другие продукты преобразу­ются в кровь, кости, нервы, мышцы, кожу, волосы, ногти, сложен и интересен. Пищеварение является первым шагом того процесса, который подготавливает пищу (во рту, желуд­ке и кишечнике) для всасывания в кровь и лимфу с целью ее потребления организмом. Пищеварение осуществляется ча­стично механическим и частично химическим путем.

 

Энзимы

Химическую часть пищеварения осуществляет целая се­рия пищеварительных соков с чередованием кислых и ще­лочных. Активными элементами этих соков или жидкос­тей являются ферменты, известные как энзимы. Все действующие пищеварительные соки содержат энзимы -вещества, обладающие способностью усиливать химические реакции, сами в этом процессе не подвергающиеся разруше­нию или каким-либо преобразованиям. Строго говоря, эн­зим является органическим соединением, образуемым жи­вой клеткой. Другие вещества, вызывающие химические изменения, именуются более широким термином - ката­лизаторы. Энзим - это лишь особый вид каталитического агента, или каталитик, производимый живым организмом. Пищеварительные энзимы вызывают в потребленной пище химические изменения. Они известны как протеинорасщепляющие, или протеолитики; жирорасщепляющие - липолитики; крахмалорасщепляющие - амилолитики (в зави­симости от вида пищи, на которую они воздействуют). Энзимы специфичны в своей работе, т.е. не способны про­изводить несколько разных реакций - каждый энзим воз­действует лишь на один класс пищи. Если же пищевари­тельный сок воздействует на два разных вида пищи, то считается, что он содержит и два энзима. Энзимы разру­шаются теплом, близким к температуре кипения, и прекра­щают свое действие при холоде, хотя тот, как правило, не мешает им вновь возобновить свою деятельность при нагре­вании. В человеческом организме энзимы наиболее актив­ны при температуре тела (около 98° Фаренгейта) и начина­ют разрушаться при более высокой температуре. Лихорадка препятствует деятельности энзимов.

При сравнении с другими химическими элементами вы­является поразительная особенность: энзимы не использу­ются пропорционально производимой ими работе. Если поливать хлористоводородную, или соляную кислоту (кис­лоту желудочного сока), на железо для образования водо­родного газа, то необходимо продолжать это делать до его появления. Но при превращении крахмала в сахар с помо­щью птиалина количество образуемого сахара меньше за­висит от количества имеющейся слюны, нежели от време­ни действия энзима на крахмал. Небольшое количество пищеварительного сока, содержащего гораздо меньшее ко­личество энзима, при благоприятных условиях может дей­ствовать длительное время, при этом лишь с постепенной потерей этой своей способности.

Слюнное пищеварение

Пищеварение начинается во рту, где пища подвергается процессу дробления на мелкие частицы, что помогает и сме­шиванию слюны с пищей и позволяет пищеварительным сокам быстрее ее обработать. Жевание, или пережевывание, является единственным сознательным процессом при при­еме пищи, а все остальные процессы совершаются на подсоз­нательном уровне и зависят от качества процесса жевания. Одновременно с жеванием во рту происходит выделение пищеварительного сока и его тщательное смешивание с пи­щей.

Слюна является бесцветной, безвкусной тягучей жидко­стью, вырабатываемой заушными, подчелюстными и подъ­язычными железами. В слюну поступают также щечные, подзубные и миндалинные секреции. Человеческая слюна обычно имеет щелочную реакцию, но при голодании, лихо­радке, когда происходит изменение характера пищеварения, а также в промежутке между полночью и утром она может быть и кислой. За сутки выделяется около 1,5 л слюны. Вы­деление слюны - не просто механический процесс под дав­лением крови. Этот процесс сопровождается деятельностью клеток, из которых состоят слюнные железы. Совместно с другими клетками организма эти клетки проявляют селек­тивную способность, благодаря которой они отбирают в кро­воток вещества, необходимые для выработки слюны, и от­браковывают все остальные. Слюнные железы находятся под контролем нервной системы, которая обеспечивает всю координацию. Активным элементом слюны является энзим птиалин, который воздействует на крахмалы (полисахари­ды), превращая их в разновидность сахара - декстрины (дисахариды). Если слюну поместить в опытную пробирку с крахмалом, она превратит крахмал в сахар. При низкой тем­пературе этот процесс происходит медленно, скорость возра­стает по мере увеличения температуры, пока она не достиг­нет 37°С. Выше этой температуры скорость процесса снижается, при этом энзимы разрушаются при 70°С.

Птиалин отсутствует в слюне всех плотоядных и некото­рых других животных. У них слюна не является пищеварительным соком, а действует в качестве жидкости для увлаж­нения пищи, помогающей глотанию. Птиалин отсутствует в слюне при приеме пищи, не содержащей крахмал. В языке имеются разные группы вкусовых окончаний - „почек", сре­ди которых и белковые, и крахмалистые. Функция вкусового ощущения не только в том, чтобы доставлять нам удовольст­вие, но и служить важным элементом подсознательного про­цесса пищеварения. В частности, оно стимулирует приток пищеварительных соков, особенно желудочного, приспосаб­ливая их к характеру принимаемой пищи. Нервные импуль­сы, приведенные в действие вкусовым ощущением, приво­дят в действие механизм, необходимый для пищеварения. Через вкусовые „почки" тип потребляемой пищи и определя­ет характер выделяемых для воздействия на нее пищевари­тельных соков. При еде выделяется слюна, но, как уже гово­рилось, если пища не содержит крахмала, в ней будет отсутствовать птиалин. Даже сахар не вызывает выделения птиалина, хотя рот и быстро наполняется слюной.

Во время экспериментов доктор Эдингер установил, что содержащийся в слюне родонат калия является антисепти­ком. Он нашел, что достаточно трех порций слюны на тысячу человек, чтобы за одну минуту убить у них „смертоносные ба­циллы холеры". А девять таких порций на тысячу человек способны за то же время убить микробы дифтерии. Вот он - постоянно воспроизводимый антисептик, способный убить любой микроб и в то же время безвредный для организма. Хорошенько пережевывайте вашу пищу, и слюна поможет предотвратить разложение внутри вас. В одном из опытов была собрана одна пинта (0,47 л) слюны и выставлена на солнце в жару в июне, июле и августе, и по окончании опыта она не показала никаких признаков инфекции и разложения и распада. Птиалин разрушается кислотой при малом ее про­центе. Дубильная кислота в чае и кофе поэтому препятству­ет усвоению крахмала. То же самое делают лекарственные кислоты. Полпроцента кислоты прекращает действие птиа­лина. Кислые фрукты, потребляемые с крахмалами, полно­стью нейтрализуют щелочность слюны - единственной секре­ции, способной инициировать усвоение крахмала, и парализуют птиалин. Помимо того; что эти фрукты полны жидкости, они еще и кислые, и потому их, как с механической, так и химической точки зрения, нельзя принимать со злаками и прочими крахмалами.

После пережевывания пища проглатывается и перехо­дит в желудок, где и продолжается работа по перевариванию крахмала до тех пор, пока в желудок не будет выделено же­лудочного сока в количестве, достаточном, чтобы сделать его содержимое кислым. Доктор Кэннон из Медицинской школы Гарвардского университета показал, что при хоро­шем смешивании крахмала со слюной он будет продолжать перевариваться в желудке в течение двух часов. Если же в том же приеме пищи присутствуют и белки, требующие для своего усвоения кислого желудочного сока, в желудке выде­ляется кислый желудочный сок, который нейтрализует ще­лочную слюну и разрушает птиалин, и уже скоро усвоение крахмала прекращается.

Когда крахмалы пропитываются любой жидкостью - во­дой, молоком, фруктовыми соками и т.д., выделяется очень мало слюны, независимо от длительности времени переже­вывания. А сухой крахмал возбуждает выделение обильного количества слюны, богатой птиалином. По мере пережевыва­ния сухой крахмал увеличивает количество выделяемой слю­ны, но этого не происходит при приеме влажного крахмала, поэтому сухие крахмалы, потребляемые вместе с фруктами, молоком, водой, чаем, кофе и т.п., не вызывают выделение слюны, из чего следует, что для усвоения крахмалов их надо потреблять сухими. Крахмалы, которые кладут в супы, ни­когда не усваиваются. А если крахмалы не усваиваются, они лежат в желудке и приносят большой вред. Влажные крахма­лы также обычно проглатываются без достаточного переже­вывания, а непережеванные крахмалы, даже если они и сме­шаны со слюной, тоже не усваиваются. Не усваиваются и вареные крахмалы. Эксперименты, проведенные Лигой за­щитной диеты, показали, что никогда не усваивается в же­лудке овсяная каша. То же самое было продемонстрировано с любым другим увлажненным и вареным злаком. Желудок не переваривает такие крахмалы, не выделяя на них соки, необходимые для усвоения.

Когда крахмалы увлажнены до такой степени, что не сма­чиваются слюной и птиалином, они не могут быть усвоены желудком.

Желудочное пищеварение

Сокращения желудка способствуют медленному пере­мешиванию пищи с желудочным соком. Желудочный сок - прозрачная бесцветная жидкость с сильной кислой реакци­ей и характерным запахом. Его выделяют пять миллионов микроскопических желез, расположенных в стенках желуд­ка, и сама она содержит энзим под названием „пепсин", рабо­тающий на белки и действующий только в кислой среде. Кроме пепсина этот сок содержит еще два энзима - ренин, который свертывает казеин молока, и желудочную липазу — энзим, расщепляющий жиры. В пепсине находятся также минеральные вещества и соляная кислота, притом очень сильная, которая расщепляет буквально на мельчайшие ча­стицы поступившую пищу. Эта кислота быстро разъела бы желудок, если бы не постоянная защита его стенок щелочной секрецией. Такая щелочная „ванна", в которой находится желудок, напоминает „водяную ванну", в которой вынужде­ны держать некоторые топливные печи, чтобы не допустить их расплавления.

Желудочное пищеварение делится на следующие виды:

Постоянная секреция. Желудочная секреция, по всей видимости, является постоянной. Однако сок, вырабатыва­емый в пустом желудке, менее кислый, чем сок, выделяе­мый в процессе пищеварения. Непрерывная секреция от­сутствует при лихорадке, гастрите и других воспалительных процессах (то же при голодании).

Аппетитный сок. Желудочный сок как реакция выде­ляется на голод, на внешний вид, запах и вкус пищи и на мысль о еде. Доктор Миллер и другие показали, что внеш­ний вид пищи является более сильным стимулом для выде­ления желудочного сока, чем запах. Важнее, чтобы пища ра­довала больше глаз, нежели нос. Невкусная пища вызывает мало аппетитного сока или не вызывает его вовсе, хотя в конечном итоге и может быть хорошо усвоена. Важно, что­бы пища была вкусной - ради наслаждения ею. Когда язык обложен и нервные вкусовые окончания - „почки" - не в со­стоянии оценить достоинства пищи, желудочные рефлексы отсутствуют, аппетитный сок не формируется и пищеваре­ние приостанавливается (то же при голодании). Аппетитный сок сильно уменьшается или совсем отсутствует при гастри­те, любом ином воспалении слизистой желудка. Его выделе­ния прекращаются также при боли, сильных эмоциях, стра­хе, гневе (то же при голодании). Беспокойства, умственное перенапряжение приводят к задержке этого сока и препятст­вуют усвоению пищи.

Химическая секреция. Желудочный сок выделяется как реакция на присутствие пищи и побочных веществ про­цесса пищеварения, в частности на присутствие гастрина -гормона, образуемого при контакте белка с обычным желу­дочным соком. Химическая секреция задерживается при ли­хорадке и особенно сильной. Инъекция гастрина под кожу или в вену здорового человека вызывает у него активное выделение желудочного сока. Но при лихорадке этого не происходит (то же при голодании).

Желудочный сок - продукт шести разных групп желез. Три группы желез выделяют энзимы - пепсин, липазу и ре­нин; одна группа образует слизь, и одна - серозную жид­кость, или разжижающий сок, служащий регулятором кис­лотности и пищеварительной активности сока. За двадцать четыре часа выделяется около трех пинт желудочного сока (1 пинта - 0,47 л). Для переваривания плотного обеда требу­ется около полутора пинт сока. За те же двадцать четыре часа нормальный желудок вырабатывает около двух третей унций соляной кислоты (1 унция - 28,3 г). При этом ее ко­личество меняется в зависимости от потребляемой пищи. Количество пепсина, содержащегося в полутора пинтах же­лудочного сока, составляет семь с половиной гран (1 гран -0,064 г). Около четырех гран пепсина содержится в двадца­ти или более унциях желудочного сока, требуемого для ус­воения плотного обеда, или двух третей фунта яичного бел­ка (1 фунт - 453,59 г), или трех с половиной фунта сухого желтка. Суточного производства пепсина достаточно для усвоения в четыре с лишним раза большего количества бел­ка, в котором нуждается организм. Непереваренный крахмал имеет тенденцию абсорбировать пепсин, нарушая желудоч­ное пищеварение. Пепсин не проявляет активности, кроме как в присутствии соляной кислоты. Чрезмерная желудоч­ная кислотность препятствует действию пепсина - излиш­няя кислота разрушает пепсин. Лекарственные и фрукто­вые кислоты также подавляют желудочное пищеварение. Кислотность желудочного сока определяется потребляемой пищей. Мясо вызывает выделение желудочного сока, сход­ного с соком у собак.

Павлов, Рефуз и Хок показали, что животная пища тре­бует более сильной кислотности сока, чем растительная пи­ща: средняя кислотность для говядины - 120 единиц, яиц -80, овощей - 70. Молоко требует большей кислотности, не­жели яйца, а хлеб и злаки - меньшей. Секреция желудочно­го сока есть реакция более высоких центров организма, ко­торые приводятся в действие вкусом и запахом пищи, и поступают в желудок до поступления самой пищи. Желу­дочный сок выделяется в качестве реакции на вещества, требующие его действия и имеющие модификации для удовлетворения потребностей разных видов пищи. При по­треблении крахмала или другой небелковой пищи выделя­емый желудочный сок отличается от сока, выделяемого на белковые продукты.

Как отмечалось ранее, вкус пищи, как и ее вид и запах, помогают регулировать выделение сока. Пища, попадая в рот, вызывает выделение желудочного сока, даже если пища еще не проглочена. То же самое происходит при появлении лишь желания еды. Однако никакой объем химической и механиче­ской стимуляции слизистой щек не способен рефлекторно возбудить нервные окончания желудка. Желудочный сок не выделяется как реакция на кислоту, находящуюся во рту. Все соленое, горькое, острое, перец, горчица и т.п., попадая в рот, не приводят в действие секрецию желудочного сока. Механи­ческие и химические стимулянты при соприкосновении с же­лезами ротовой полости не вызывают выделения желудочно­го сока. Таким образом, старая глупость, будто соль, перец, горчица и прочие специи и горечи помогают или стимулируют пищеварение, оказывается и ложью. Активные пищева­рительные соки выделяются лишь как реакция и видоизменя­ются в соответствии с потребностями пищевых веществ, тре­бующих их действия. Любой сок, который, возможно, и мог бы выделиться, например, на кетчуп, при поступлении в же­лудок не адаптируется к потребностям мяса или другой пищи, ради которой этот кетчуп используется. Точная и специфиче­ская адаптация желудочных соков к конкретно потребляе­мой пище делает невозможным состояние, когда какой-либо „помощник пищеварения" мог бы как-то улучшить это пи­щеварение. Доктор Карлсон показал, что горечи, горькие ве­щества не усиливают желудочную секрецию, а доктора Рейхман и Шуффер продемонстрировали на опытах, что эти вещества фактически уменьшают желудочную секрецию. Го­речи препятствуют, а не помогают пищеварению. Попадая в рот, они снижают „голодные сокращения" желудка, как и прочие стимуляторы при попадании в ротовую полость. Алкоголь, видимо, повышает желудочную секрецию, но он разрушает пепсин, тем самым снижая и активность желудоч­ного сока. В своем классическом труде профессор Читтенден из Йельского университета показал, что вина, как и крепкие спиртные напитки, решительно вредны для пищеварения. Он выяснил, что алкоголь увеличивает поступление желудочно­го сока, но при этом он же выявил, что равное количество во­ды наполняет эту секрецию. В последующих исследованиях было установлено, что секреция, вызванная водой, обладает гораздо более сильными пищеварительными свойствами, не­жели секреция, вызываемая алкоголем. Выделение соляной кислоты возрастает временно, после чего ее количество уменьшается, поскольку алкоголь задерживает образование пепсина. Он также стимулирует железы слизистой к выделе­нию в желудок такого большого количества щелочной жидко­сти (слизи), что нарушается желудочное пищеварение. Опре­деленно установлено, что чай, так же, как и кофе, задерживает желудочное пищеварение. Считается, что кофе обладает мень­шим воздействием, чем чай, при условии их одинаковой кре­пости. Но поскольку кофе, как правило, потребляется в более сильной концентрации, чем чай, то воздействие кофе на прак­тике сильнее, нежели чая. Тормозящий пищеварение эффект чая и кофе в основном является результатом их разнообразно­го влияния на химические процессы пищеварения. Но воздей­ствие этих двух ядовитых напитков не оканчивается торможе­нием ими процессов пищеварения; они действуют на сам желудок. Так, чай дубильной кислотой и другими вяжущими компонентами действует как сильный раздражитель слизис­той желудка. Еще более сильными раздражителями являют­ся кофеин и другие вещества, содержащиеся в кофейных зер­нах. С помощью этих двух популярных напитков можно легко вызвать и поддерживать хронический катар желудка и другие его заболевания. Не говоря уже о воздействии этих двух „ле­карств" на желудок, нервную систему и почки, они оказыва­ют отрицательное влияние и на тонкий и толстый кишечник. Так, у многих людей кофе вызывает слабительный эффект, свидетельствующий о том, что раздражающее воздействие кофе распространяется на тонкий и толстый кишечник, что задерживает и кишечное пищеварение. Декофеинизированный кофе не является таковым, но он все равно сохраняет дубильную кислоту, кофеин и прочие яды, тем самым продол­жая нарушать пищеварение и наносить вред желудку и поч­кам, и потому для продолжения потребления кофе нет ника­кого разумного оправдания.

В хорошо известных экспериментах было показано, что помещенный в желудок кусок металла не вызывает никако­го выделения желудочного сока. Но при проявлении в ком­нате тарелки с бифштексом и при взгляде на него у челове­ка сразу начинается его выделение. При отсутствии чего-либо съедобного нет и потребности в желудочном со­ке. Академик Павлов помещал (через фистулу) в желудок спящей собаки 100 г мяса. Через полтора часа с помощью веревки это мясо извлекалось из желудка собаки. Потеря мяса составляла лишь 6 г. Потом то же количество мяса вновь помещалось через фистулу в желудок той же собаки, но которой разрешили видеть и нюхать мясо. При сохране­нии тех же условий за такое же время, как и время сна соба­ки, вес мяса уменьшился на 30 г. Читатель может оценить важность этих фактов в процессе питания. Они свидетель­ствуют о том, что для нормального усвоения пищи ее надо видеть, пробовать на запах и на вкус. И в то же время пищу не надо „камуфлировать", прятать под приправами и специ­ями, обманывая органы чувств, ибо такая пища препятству­ет приведению в действие через нервную систему механиз­ма, нужного пищеварению. Выделение желудочного сока определенно происходит в желудке до фактического появ­ления там пищи и в количестве, пропорциональном объему удовлетворения, вызываемого этой пищей. Это учит нас то­му, что удовольствие, получаемое нами от еды, является лишь средством достижения организмом цели, а не самой его целью.

Выделение желудочного сока ускоряется или задержива­ется вследствие ряда факторов.

1. Ускоряют секрецию: а) голод; б) приятный вкус пи­щи; в) ее привлекательный вид и запах; г) мысль о еде; д) ра­дость, ощущение счастья и т.п.; е) воздействие пищи на сли­зистую желудка;  ж) прием воды; з) тайные  позывы, вызываемые побочными продуктами процесса пищеваре­ния.

2. Задерживают секрецию: а) страх, беспокойство, вол­нение, гнев и другие разрушительные эмоции; б) невозмож­ность вкусового ощущения пищи; в) отсутствие голода; г) недостаточность или отсутствие слюнного пищеварения; д) боль, лихорадка и т.п.

Пепсин - энзим, расщепляющий белки желудочного со­ка, превращает белки в пептины. Ренин, помимо свертыва­ния (коагуляции) казеина молока, видимо, не имеет других функций. Что касается желудочной липазы, то она на жиры оказывает лишь небольшое воздействие. В своей работе „Деятельность пищеварительных желез" знаменитый рус­ский физиолог И.П. Павлов показал, что первые порции выделяемого желудочного сока не всегда сильнее последу­ющих, которые появляются через час или позже. Наиболее сильный и наиболее востребованный сок образуется тогда, когда количество пищи большое, а ее структура - грубая. Эксперименты этого ученого доказали, что каждый вид пи­щи требует специфической активности пищеварительных желез и что способности сока меняются в зависимости от количества пищи. Один из его сотрудников, Хижин, на опы­тах установил, что смешанная пища или отдельные про дукты требуют специфических изменений в деятельности пищеварительных желез.

Реакция секреции не ограничивается лишь способностя­ми желудочного сока, но распространяется и на скорость его выделения, а также на его общее количество. Это говорит о том, что характер пищи не только определяет пищевари­тельную способность желудочного сока, но и его общую кис­лотность, которая является наибольшей при потреблении мяса и наименьшей при потреблении хлеба. Павлов писал, что на белок в виде хлеба пепсина выделяется в пять раз больше, чем на то же количество белка в виде молока, а азот мяса требует пепсина больше, нежели азот молока. Эти раз­ные виды белков получают поэтому количество ферментов соответственно различиям в их усваиваемости. При срав­нении одинаковых весовых показателей Павлов нашел, что мясо требует наибольшего, а молоко наименьшего количест­ва желудочного сока. Но при сравнении весовых эквивален­тов азота он установил, что хлеб нуждается в наибольшем, а мясо в наименьшем его количестве. Часовая деятельность желез почти одна и та же при молочной и мясной пище, но гораздо меньшая при потреблении хлеба. Однако послед­ний превосходит все остальные виды.пищи по времени, тре­буемому для усвоения и, следовательно, выделение сока тем самым продлевается. Павлов пишет, что каждый специфиче­ский вид пищи определяет и специфическую скорость сек­реции и устанавливает специфический предел способностей сока. Так, при рыбной диете максимальная скорость секре­ции имеет место в первый и второй часы пищеварения, при этом количество выделяемых соков все это время почти оди­наковое. При смешанной диете максимум активности соков отмечается на втором часу пищеварения, при приеме моло­ка - на втором и третьем часу.

Кислотность желудочного сока определяется видом пи­щи, продолжительностью времени ее потребления, знаком­ством с ней (или незнакомством) организма. Однако все эти факты врачи игнорируют как при исследовании желудка, так и при питании больных, одинаково при состоянии и ги­пералкалоза, и гипоалкалоза. В результате у больных гипералкалозом  они  еще  больше  повышают гипералкалоз, а у больных гипералкалозом его еще больше снижают. Такие же ошибки они совершают в отношении пепсина: что верно для соляной кислоты, то верно и для секреции пепсина. С другой стороны, указывает Павлов, самый активный желу­дочный сок на мясо выделяется в первый час, на хлеб - во второй и третий, на молоко - в последний час секреции.

Таким образом, период максимального выделения сока, как и вся кривая секреции, специфичны для каждой диеты, заключает Павлов. Он далее пишет, что нужно признать, что деятельность желудочных желез при выделении ими сока на различные виды пищи также целенаправленна и в другом смысле. Растительный белок хлеба требует для своего усвоения много фермента. Это требование удовле­творяется меньше за счет увеличения количества сока, не­жели путем чрезмерной его концентрации. Из этого можно заключить, что здесь большой спрос лишь на фермент желу­дочного сока и что большое количество соляной кислоты бесполезно и даже вредно. И из дальнейшего мы видим, что при желудочном пищеварении хлеба чрезмерное коли­чество соляной кислоты фактически отсутствует. Общее количество сока, выделяемого на хлеб, лишь немного мень­ше его количества, выделяемого на молоко. Но в первом случае он выделяется гораздо более длительное время, так что среднечасовая кривая его выделения на хлебную пищу в полтора раза меньше, чем при выделении на молоко или мясо. Следовательно, в период секреции при усвоении хле­ба в желудке присутствует лишь небольшое количество со­ляной кислоты. Это соответствует фактам из физиологиче­ской химии, а именно - излишек кислоты задерживает усвоение крахмала. Из клинических наблюдений мы знаем, что при гиперкислотности значительная часть хлебного крахмала уходит неусвоенной из желудочно-кишечного тракта, в то время как мясо при той же кислотности там от­лично усваивается. Разве эти факты не дают основание за­ключить, что различия в деятельности желез имеют важное значение? Каждый вид пищи имеет свою кривую секреции, для чего должна существовать и определенная цель, и осо­бая значимость для секреторной реакции. Павлов считал, что работа пищеварительных желез, будучи гибкой, в то же время является специфичной, четкой и целенаправленной. И как мы увидим далее, эти факты полезны для разработки правильных пищевых сочетаний. Существуют виды пищи вроде крахмалов, которые - что касается желудочного пи­щеварения - могут усваиваться только в щелочной среде (при слюне), а другие, как белки, лишь в кислой среде - при желудочном соке. Будучи смешанными, эти виды пищи препятствуют усвоению друг друга. И мы вправе назвать эту пищу несовместимой. Из этих фактов явствует, что ус­воение углеводов и белков совершенно различное. Факти­чески они почти несовместимы, ибо потребности их столь различны, что при смешении один вид этой пищи наруша­ет должное усвоение другого вида. При этом следует при­нять во внимание следующее обстоятельство — в рационе питания большинства людей всегда смешаны углеводы, бел­ки и жиры. Жиры сами по себе не имеют стимулирующего эффекта на пищеварительные железы. Но при их потребле­нии - будь то растительный или животный жир - до при­ема, во время приема или после приема пищи - тормозящее воздействие жира на секрецию желудочного сока становит­ся незамедлительным. Их тормозящее влияние после при­ема пищи и начавшегося выделения желудочного сока про­должается час или два. Жир подавляет нормальную секреторную деятельность, и этот тормозящий эффект, ча­стично механический, но в большей мере химический, что видно по результатам смешения молока с возрастанием жи­ра. Сок, выделяемый на сливки, меньший по количеству и слабее по эффективности по сравнению с действием не­большого количества слабого сока, выделяемого на молоко. Но воздействие жира на секрецию пищеварительного сока не ограничивается подавлением последнего. Его превен­тивное воздействие может продолжаться от получаса до двух часов лишь для того, чтобы на третий час, если коли­чество жира большое, произошел новый приток желудочно­го сока. Эта секреция, очень длительная по времени, дает значительное количество сока, что и объясняет во многих случаях образование гиперкислотности, наступающей при приеме смеси белковой пищи с растительными и живот­ными жирами.

Желчь разрушает пепсин, поэтому ее присутствие в же­лудке останавливает усвоение белков, даже если содержимое желудка остается кислым (то же при голодании). Трипсин (сок поджелудочной железы) усваивает пепсин, так что его действие в тонком кишечнике продолжается недолго. Желчь также прекращает его действие, то же делает и щелочность.

Кишечное пищеварение

После окончания пищеварения в желудке пища через привратник попадает в тонкий кишечник, где подвергается дальнейшим изменениям. У негров тонкий кишечник коро­че, а толстый длиннее, чем у белых людей такой же консти­туции. Длина кишечника различается и в зависимости от пола - от 15 футов 6 дюймов до 31 фута 10 дюймов у мужчин и от 18 футов 10 дюймов до 29 футов 4 дюйма у женщин. Вы­сокий худощавый тип с небольшим в обхвате торсом имеет более короткий тонкий кишечник, чем полный приземистый человек.

Существуют три вида пищеварительных соков, выделя­емых в тонкий кишечник, - желчь, сок поджелудочной же­лезы и кишечный сок, каждый из которых имеет щелочную реакцию.

Выделенный поджелудочной железой сок попадает в тон­кий кишечник - как раз ниже места соединения желудка с двенадцатиперстной кишкой, т.е. верхней частью тонкого кишечника. Этот сок, секреция которого возбуждается дей­ствием на стенки тонкого кишечника кислого содержимого4 желудка, выделяется в то время, пока это содержимое прохо­дит через привратник.

Сок поджелудочной железы содержит четыре энзима, один из которых - диастаза, или амилаза, - напоминает пти­алин, продолжает работу по усвоению крахмалов и сахаров, превращая их в разновидность сахара, известного как моно­сахарид. Он, в отличие от птиалина, не разрушается кис­лым содержимым желудка. Другой энзим - трипсин - явля­ется расщепляющим белки энзимом, но в отличие от пепсина для завершения своей работы взаимодействует с кислотой. Фактически он разрушается сильной кислотой. Под его воздействием пептины превращаются в аминокис­лоты.

Третий энзим - липаза - расщепляет жир с образовани­ем жирных кислот и глицерина. Четвертый энзим - химзин, или ренин поджелудочной железы, - коагулирует (сверты­вает) молоко. Павлов открыл, что сок поджелудочной желе­зы после своего выделения не оказывает существенного влияния на белки, но быстро активизируется, когда неболь­шое количество кишечного сока, который он назвал энтеркиназой, превращает реактивный трипсиноген поджелу­дочной в активный трипсин. Он рассматривал энтеркиназу как энзим. Активный трипсин, выделяемый из поджелу­дочной железы и ее протоков, способен разрушить эти орга­ны. Но природа защитила их тем, что этот энзим не может стать активным прежде чем окажется в тонком кишечнике, где находится пища. Там он под энзимным действием на него кишечного сока активизируется.

При исследовании секреции поджелудочной железы мы находим ту же чудесную адаптацию пищеварительных свойств соков к типу пищи, на которую они воздействуют. Каждый тип пищи требует своего специфического сока. Но здесь характер этих соков часто прямо противоположен то­му, что можно наблюдать в желудке. В желудке самый сла­бый сок выделяется на молоко, а наиболее сильный - на мясо; в двенадцатиперстной кишке самый слабый - на мясо и самый сильный - на молоко. Это, конечно, относится к белковорасщепляющему типу энзима. Что касается крахмалорасщепляющего энзима, то он присутствует в большом количестве в „хлебном соке" и в наименьшем количестве - в „молочном соке", в промежуточном количестве - в „мясном соке".

Говоря словами Павлова, деятельность поджелудочной железы, как и желудочных желез, специализируется на ко­личестве и качестве соков и на скорости, с какой секреция работает с различными видами пищи.

Второй из соков, выделяемых в тонкий кишечник, - это желчь. Она выделяется печенью и поступает в тонкий ки­шечник почти в том месте, где поступает сок поджелудочной железы. Секреция желчи происходит постоянно, но усиливается после приема пищи. Желчь не содержит ника­ких энзимов и поэтому не является по-настоящему пище­варительным соком, а работает главным образом на созда­ние благоприятной среды для деятельности энзимов поджелудочной железы. И если помешать излиянию жел­чи в тонкий кишечник, то способность к усвоению и аб­сорбции пищи, особенно жиров, снизится. Она повышает растворимость жирных кислот путем эмульгирования, ус­коряет работу липазы поджелудочной, стимулирует ки­шечную деятельность, противодействует гниению в ки­шечнике, помогает соединению воды с жирами. Желчь, выделяемая печенью и поступающая через проток в две­надцатиперстную кишку, не рассматривается как настоя­щий пищеварительный сок, ибо в ней нет энзимов. Но, ощелачивая кислое содержимое желудка при поступлении в двенадцатиперстную кишку, желчь создает пригодную среду для действия энзимов поджелудочной железы, ки­шечного сока и желчи. Однако она не является антагонис­том по отношению к действию их энзимов. Желчь противо­стоит кислоте и создает благоприятную среду для действия этих энзимов. Желчь является сильным дезинфектором, препятствуя гниению в тонком кишечнике. Она также про­тиводействует образованию газов и помогает поддержи­вать щелочность в кишечнике.

Третья из рассматриваемых жидкостей - это кишечный сок. Он содержит энзим под названием „крепсин", взаимо­действующий с трипсином на последней стадии усвоения белков. Этот сок завершает также обработку углеводов перед их поступлением в кровь. Кишечный сок выделяется много­численными микроскопическими железами, выстилающими стенки тонкого кишечника. Существуют четыре вида же­лез, вырабатывающих сок, - крипты Либеркюна, железы Браннера, тайные железы и участки Пира. Железы Либер­кюна выделяют кишечный сок, содержащий несколько энзи­мов, - эрепсин (протеолитик), лактозу, инвертазу (амолитик), мальтазу (амолитик) и лактозу по обработке молочного сахара. Железы Браннера выделяют сок, содержащий эн­зим энтерокиназа, который, действуя на трипсиноген сока поджелудочной железы при поступлении в двенадцатипер­стную кишку, превращает его в сильный белковорасщепляющий энзим - трипсин. Химизин, коагулирующий молоко, также содержится в кишечном соке.

Рассмотрев процессы усвоения (пищеварения), предста­вим выполняемую ими работу. Во-первых, это очиститель­ный процесс, с помощью которого разлагается пища и отде­ляются питательные части от отбросов и ненужных ее частей. Во-вторых, он расщепляет крупные и сложные моле­кулы до более мелких и менее сложных, тем самым способ­ствуя диффузности пищи, позволяющей веществам проник­нуть сквозь обычные клеточные мембраны. Наконец, он стандартизирует нашу пищу, т.е. организует сглаживание и устранение многих специфических качеств разных видов потребляемой нами пищи, в конечном итоге поставляя нам практически один и тот же набор питательных веществ не­зависимо от съеденной пищи.

Из многих разных соединений, поступающих в рот в ка­честве пищи, образуются несколько годных и приемлемых химических соединений. И когда пищеварение в тонком ки­шечнике, наконец, заканчивается, то оказывается, что угле­воды низведены до какой-то разновидности сахара, извест­ного как моносахариды, жиры превращены в жирные кислоты и глицерол, а белки - в аминокислоты. При этом вода и соли никаких изменений не претерпевают. Пищевые шлаки отделены от полезных частей пищи и направлены в толстый кишечник для эвакуации. В то время как жиры, крахмалы, сахара и белки проходят изменения, минеральные компоненты пищи абсорбируются неизменными, ибо они не требуют переваривания.

Неусвоение

Пока организм находится в здоровом, нормальном со­стоянии, пищеварительные секреты являются достаточной защитой от брожения и пищевого гниения, в противном слу­чае это состояние было бы нарушено. Однако если жизнен­ные силы столь снижены, что качество секретов дефектно или их недостаточно или, как при болезни, понижена пище­варительная способность, то возникает микробное брожение и мы получаем несварение, неусвоение. Брожение произво­дит разнообразные токсины, которые при всасывании в кровь и лимфу отравляют организм. Вот некоторые из этих  ядов: промаины, лейкомины, фенол, индол, крезол, лейцин, тризон, аммиак, сероводород, жирные кислоты, спирт, оксалиновая и мочевая кислоты, кетоновые тела. Из них быстрее всего всасывается индол, который легче всего распознается в моче.

Главными причинами неусвоения в желудочно-кишеч­ном тракте являются переедание, иннервация и неправиль­ные пищевые сочетания. К иннервации относится все, что понижает нервную силу, включая такие факторы, как пере­напряжение на работе, недоработка чего-то, температурные экстремальные состояния - холодовые и тепловые, прием стимуляторов, сексуальные излишества и т.д. Все, что вызы­вает иннервацию, снижает пищеварительную способность и становится косвенной причиной неусваиваемости. Перееда­ние перегружает пищеварительные органы, поставляя ор­ганизму пищи больше, чем ему требуется, а потребленная та­ким образом пища в избытке неизбежно накапливается в виде шлаков и подвергается гниению с образованием ядов. При прочих равных условиях пищеварение более эффек­тивно при потреблении какого-нибудь одного продукта, тог­да он будет усвоен быстрее и совершеннее, нежели в смеси с другими продуктами. Чем больше продуктов в один прием пищи, тем менее эффективно их усвоение.

Из разности результатов ферментации (брожения) и пи­щеварения (усвоения) видно: хотя об энзимах и говорят как о ферментах, но они не производят брожения; пищевари­тельные соки и их энзимы действуют скорее в качестве силь­ных растворителей, ибо - и это надо иметь в виду - пищева­рение (усвоение) доводит пищу до диффузного состояния без лишения пищевых веществ их органических свойств, в то время как брожение делает их диффузными, доводя до не­органического и потому бесполезного состояния. Усвоение есть растворение. Брожение есть распад.


Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.
Вы можете написать администратору: Написать письмо

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

Статьи по теме

Оформление заказа

У Вас нет заказов
У вас нет заказов.

Рекомендуем


Корень подсолнечника

Измельченный 300 гр/350 руб.

Растворяет камни в почках.

Выводит соли из суставов.

заказать корень подсолнуха