Get Adobe Flash player

Случайные дневники

Настой и сок плодов принимают внутрь при желтухе
Еще доктор пощупает пульс, попросит показать ему ваш язык (если вы поймете его просьбу) – и готово. Ему ясно, и чем вы болеете, и как вас лечить, а
Противоледный реагент, которым посыпают дороги в этом году, на 75-80% состоит из технической соли. Остальное - добавки из хлористого кальция, формиа
Бывает, что купили понравившиеся босоножки, а они буквально спадают с ноги, но носить хочется и надо! Лично я, покупаю в хозяйственном магазине обы
Главная страница Мир человека Сновидения -смысл или бесмыслица?

Сон-смысл или бесмыслицаЯвляются ли сновидения просто иллюзиями или же они отражают какие-то значимые ассоциации идей! С тех пор как философы начали размышлять на эту тему, всегда существовали приверженцы обеих точек зрения. Следующая фраза из «Республики» Платона вполне могла    бы    принадлежать   Зигмунду Фрейду:

«….фактически у каждого из нас, даже у тех, кто поль­зуется наибольшим уважением, есть ужасные, злые и противозаконные желания, которые проявляются в сновидениях». Аристотель, напротив, видел в сновидениях лишь остатки чувственных впечатлений, возникающие случайно, как  «такие завихрения, которые часто можно видеть на реке... то с неизменным рисунком, а то они разделяются и образуют новые формы, сталки­ваясь с каким-либо препятствием».

 

В этом отрывке Аристотель предлагает теорию, объясняющую природу сновидений, которая сделала бы честь позитивистам XIX века. Научная школа пси­хологии прошлого века проявляла очень мало интере­са к изучению сновидений. Немецкий ученый и философ Фехнер пренебрежительно писал, что «в снови­дении психологическая активность как бы перемещается из мозга разумного человека в мозг дурака». Сновидения рассматривались как последствия чув­ственных впечатлений, полученных в бодрствовании, и как результат изменений позы тела во время сна. При­чудливый характер картин в сновидении рассматри­вался как результат редукции психической активности во сне; по Мори, это проявляется «в целом наборе признаков деградации интеллектуальных и умственных способностей». Необходимо сказать о том, что подоб­ные рассуждения вели к постановке конкретных экспе­риментов, в которых изучалось влияние сенсорных стимулов на сновидения, но истолкования результатов часто были неадекватными. Любопытно сегодня чи­тать  описание опытов Мори, сделанное Фрейдом:

1.  Прикоснулись пером к его губам и кончику но-
са, — Ему приснилась страшная пытка.

2.      Провели ножницами по плоскогубцам. — Он
слышал перезвон колоколов, затем сигнал тревоги,
и он вновь ощутил возвращение июньских дней революции 1843 года...

- Капнули водой ему на лоб. — Он был в Италии, словно вспотел и пил белое вино.

В последние несколько лет ученые разработали новые подходы к нейропсихологии для объяснения сновидений, По одной гипотезе внешние сенсорные стимулы не играют главной роли; скорее, состояние сновидений обусловливается активностью самого мозга. Два американских психиатра,, изучающие сон, Роберт Мак-Карли и Аллеи Хобмон, показали, что появление и резкая смена сновидений ео время парадоксального сна вызываются активацией нейронных сетей, связанных се зрением и движением глаз. В соответствии с их точкой зрения ощущение движения в сновидениях возникает вследствие возбуждения двигательных обла­стей мозга, в то время как эмоциональные компонен­ты и воспоминания о прошлом связаны с другими отделами переднего мозга. Странный, причудливый характер картин в сновидениях проистекает из-за одновременной. активации различных систем, когда мозг  получает противоречивую информацию. Сновидения в целом  рассматриваются как результат синтеза этих различных элементов. К сожалению, эту гипотезу трудно опровергнуть в экспериментах; кроме того, эта теория рассматривает только те сновидения, которые возникают в парадоксальном сне. Подобные нейробиологические теории обычно рассматривают сновидения несущественные эпифеномены активности системы.  Все.  что  может дать анализ сновидений, как бы говорят авторы этих теорий, это некоторая информация о том, как работает мозг.

Еще ранние авторы предпринимали попытки объяс­нить природу сновидений в терминах физических про­цессов. Например, немецкий философ Эммануил Кант наделял сновидения важной биологической функцией, видя в них «естественную регуляцию», которая имеет не только определенную цель, но, возможно, оказы­вает даже некий «целебный» эффект:

«Теперь таким же образом я хочу спросить, не яв­ляются ли сновидения (которые всегда присутствуют в нашем сне, хотя мы редко помним, что именно нам снилось] естественной регуляцией, предназначенной для определенных целей. Ибо когда все телесные мы­шечные силы расслаблены, сновидения служат цели внутренней стимуляции жизненно важных органов пу­тем воображения и высокой активности, которая его сопровождает, — активности, которая в этом состоянии возникает главным образом от психофизической ажи­тации. вот почему воображение обычно более актив­но работает во сне у тех, кто ложится спать с пол­ным желудком, когда такая стимуляция наиболее не­обходима. Однако я бы сделал заключение, что без внутренней стимулирующей силы и утомляющего бес­покойства, что является причиной жалоб на сон, ко­торый на самом деле обладает, возможно, целебными свойствами, долгий сон даже у здорового организма мог бы привести к полному истощению жизненной силы».

Но давайте вернемся в наши дни. Исследователь­ская группа из Цюрихского университета, состоящая из семейной пары Дитриха Лемана и Марты Кукку, предложила теоретическую модель сновидений, ко­торая предполагает, что во время сна происходит комбинация идей и стратегий мышления, возникших в детстве, с недавно приобретенной существенной ин­формацией. Сновидения рассматриваются как резуль­тат пересортировки и пересмотра данных, хранящихся в памяти. Однако, с точки зрения этих авторов, сно­видения представляют собой не случайный, а значи­мый процесс. Эта теория сновидений в определенной степени опирается на гипотезу Жуве о том, что в па­радоксальном сне генетически детерминированная ин­формация (т. е. врожденное, инстинктивное поведение] связывается с недавно приобретенной информацией (сенсорная информация, приобретенное поведение, обучение).

Недавно специалисты по молекулярной биологии Фрэнсис Крик и Гэм Митчисон предположили совсем иную гипотезу для объяснения природы сновидений в парадоксальном сне. Они предположили, что сно­видения в парадоксальном сне отражают деятельность «механизма стирания, очистки памяти» в мозге, кото­рый устраняет «паразитные» виды поведения и ненуж­ные реакции, формирующиеся во время бодрствова­ния. «Мы видим сны, чтобы забыть», — пишут авторы. Они называют этот процесс «обучением наоборот», или «разучением»; с его помощью происходит устранение ненужной информации в мозге. Эта теория вновь рас­сматривает сновидения как биологически полезный процесс, один из тех, который поддерживает функ­циональную эффективность нервной системы; однако содержательная сторона сновидений, как они ее рас­сматривают, представляет собой лишь случайный ре­зультат, который не поддается достоверному истолко­ванию. Как и другие теории, о которых уже говори­лось, эту гипотезу также трудно подтвердить или опровергнуть экспериментально.

Если предположить, что сновидения выполняют какую то фундаментальную биологическую роль, то необходимо показать, что они являются необходимым и обязательным процессом.

Дофрейдовский психолог Роберт высказал это таким образом:

«Человек, лишенный способности видеть сновидения,через некоторое время впадает в безумие, ибо масса несформировавшихся, обрывочных мыслей и по­верхностных впечатлений будет накапливаться у него в мозге и подавлять те мысли, которые должны цели-ком сохраняться в памяти».

Когда Демент в 1960 году сообщил, что лишение испытуемого сновидений приводит к психическим на­рушениям, врачи и ученые восприняли это открытии без удивления. Его исследование казалось, скорее, подтверждением того, что уже и так в течение долгого времени рассматривалось как истина. Связь между парадоксальным сном и психическим здоровьем каза­лась настолько очевидной, что какие бы то ни было опровержения попросту не воспринимались даже тог­да, когда несколько тщательно выполненных исследо­ваний не подтвердили эти первые результаты и сам Демент взял обратно свои прежние заключения. Не­смотря на это, и сегодня еще учебники содержат фразы относительно разрушительных эффектов «депривации сна со сновидениями». Однако такая точка зрения научно необоснованна, кроме всего прочего, еще и потому, что, как было показано в последнее время, сновидения возникают во всех стадиях сна. Невозможно лишить испытуемого сновидений, не ли­шая его заодно всего сна. Окончательный ответ на вопрос о биологическом значении сновидений, о том, действительно ли они нужны для сохранения здоровья, в настоящее время не может быть дан.

Сновидения

Значимость сновидений.

Давайте теперь рассмотрим сновидения в бопее широком историческом и культурном контексте. Немецкий драматург XIX вена Фридрих Геббель писал: «Сновидения являются наилучшим доказательством то­го факта, что мы не замкнуты наглухо в наших обо­лочках, как это нам кажется». С древних времен сно­видения рассматривались как врата в иной мир. В «Илиаде» и «Одиссее» Гомера боги принимают че­ловеческий облик в сновидениях, чтобы передать смертным свое повеление либо предупредить об опас­ности. Богиня Афина является спящей Наусике в обли­ке ее подруги и велит ей идти на берег на рассвете и стирать одежды; так происходит спасение потерпевше­го кораблекрушение Одиссея.

Сновидения имели также важное значение для практической медицины в Древней Греции:

«В Греции были истолкователи снов, которых регу­лярно посещали пациенты в поисках способа выздо­ровления. Больной входил в храм Аполлона или Эску­лапа, выполнял там ряд церемоний, очищался, пройдя ритуальные омовения, массаж и фимиам, и затем в состоянии экзальтации растягивался на шкуре жерт­венного барана. После этого он засыпал, и ему должен был присниться способ исцеления его болезни. Этот способ должен быть явиться ему либо в натуральном виде, либо в виде символов и картин, которые в даль­нейшем истолковывались жрецами».

Известно также, что древние египтяне уделяли большое внимание сновидениям и придавали им весь­ма специфическое значение. Один папирус той эпохи содержит следующее толкование снов:

«Если женщина целует своего мужа, у нее будет неприятность;

Если она рожает котенка, у нее будет много детей;

Если она рожает щенка, у нее будет мальчик».

Одна из самых знаменитых книг о сновидениях была написана Артемидором во II веке нашей эры. Многочисленные последующие работы на эту тему ос­новывались на ней. Артемидор представил прямой пе­ревод символики сновидений. Если в сновидении по­является нога, то она означает раба; если голова — то отца. Некоторые символы имели пророческое знамение: дельфин в воде — хорошее предзнамено­вание, дельфин на берегу — плохое.

Много различных культур разделяли веру в то, что через посредство сновидений происходит контакт с другими мирами, В ведических текстах Древней Ин­дии сновидения рассматриваются как промежуточная стадия между нашим миром и будущим. Считалось, что душа покидает тело во сне, и, поддерживаемая и охраняемая дыханием спящего, она носится в про­странстве, где может обозревать оба мира. Только е настоящее время сновидения стали рассматриваться принципиально отличным образом, а именно, что эта «другие реальность находится не вне нас, но внутри нашего собственного сознания. Если сновидения пред­ставляют собой не божественное вдохновение или от­кровение, пришедшее из иного мира, но продукт на­шего собственного «Я», тогда возникает вопрос, долж­ны ли мы нес «и ответственность за них. Дофрейдовский психолог Хаффнер явно отклонял такое предпо­ложение.

«Мы не несем ответственности за наши сновидения, так как наше мышпение и воля в это время лишеныны той единственной основы, на которой наши жизнен­ные процессы остаются истинными и реальными... По этой причине желания и действия в сновидениях не могут быть ни добродетельными, ни греховными».

Ницше с негодованием отвергал эту точку зрения:

«Ты желаешь отвечать за все на свете, кроме сво­их собственных сновидений! Что за жалкая слабость, что за отсутствие твердой логики! Ничто не говорит о тебе так много, как твои сны! Ничто так тесно не связано с тобой! И сущность, и форма, и протяжен­ность этих комедий, в которых ты и актер, и зри­тель, -— в них ты полностью раскрываешь свое «Я»!»

Фрейд раскрыл эти проблемы со своей всегдаш­ней ясностью и блестящей простотой:

«Наш научный подход к сновидениям начинается с допущения, что они являются продуктом нашей соб­ственной психической активности. Однако завершен­ное сновидение поражает нас, как нечто внешнее по отношению к нам. Мы склонны так мало замечать, что эта наша собственная продукция, что говорим «мне приснилось» (по-немецки: «ко мне пришел сон, мне явился сон»} так же, как и «я видел сон». Какова же природа этого чувства, что сновидения являются внешними  по  отношению  к  нашему сознанию!»

Фрейд представил ответ на этот вопрос в эпохальной работе «Толкование сновидений». В ней он пока­зал, что сновидения содержат не только явный, оче­видный смысл, который можно изложить в пересказе, но и скрытый, неявный, который невозможно сразу осознать или уяснить. Для того чтобы понять этот второй смысл, толкователь нуждается е дополнитель­ной информации о личности тоге, кто видел этот сон. Еогел и Фулкее удачно продемонстрировали важность этих идей Фрейда на следующем примере:

«Испытуемый в лаборатории по изучению сна со­общил о таком сновидении: «Я еду на велосипеде». Представим себе, что мы, исследователи, решили вы­явить личностный источник этого сновидения, способ его формирования, его значение и функцию. Мы ис­пользуем тот же самый метод, который применяется обычно при изучении сновидений вот уже 20 лет: сновидение оценивается и его содержание анализи­руется в соответствии с критериями, которые не тре­буют информации о том, кому и когда снился этот сон. Используя эти критерии, мы отмечаем, что тема сновидения довольно реалистична и правдоподобна и что оно включает только самого спящего, который яв­ляется активным участником, не проявляющим ника­ких эмоций по поводу того, что он выполняет значи­тельную двигательную нагрузку в качестве перемещаю­щегося объекта. Мы отмечаем отсутствие агрессивной или сексуальной тематики и заключаем, что оно до­вольно прозаично и, похоже, не затрагивает каких-либо глубинных сторон жизни спящего...

Допустим, однако, что вместо использования та­ких подходов, которые основаны на общепринятых представлениях об истолковании снов, мы спросим испытуемого, что он думает о велосипедах. Вот его ответ в сокращенном виде: «Когда я думаю о вело­сипедах, мне приходят в голову две вещи, во-первых; это увлечение моего сына, а он осенью возвращает­ся в колледж. Я хочу провести с ним больше времени и разделить с ним некоторые из его увлечений, пока он не вернется снова к самостоятельной жизни, во-вто­рых, возникает смутная ассоциация, что меньше чем два года назад умер от болезни сердца мой отец. Он тренировался на велоэргометре. Я думаю, что мне необходимо тренироваться более интенсивно, что­бы избежать его участи».

Цепь ассоциаций выявила, что этот сон не являет­ся просто незначительным эпизодом, который случай­но включает в себя велосипед; напротив, он тесно свя­зан с двумя важнейшими лицами мужского пола в жизни спящего. Но такой смысл, на первый взгляд скрытый, может быть выявлен, только когда содержа­ние анализируется в более широком контексте лич­ности испытуемого.

Несомненно, что одним из величайших достижение Фрейда было это постоянное и убедительное подчеркивание глубинного смысла сновидений. Сновидения не являются просто тенями, как говорил Гамлет, но, скорее, «посланиями к кому-то». Они изложены метафорическнм языком, в котором правила совсем дру­гие, чем в обычном языке. Каждый элемент в сновиденни связан со множеством других мыслей и идей. Связи между ними могут быть выявлены различными путями; один из наиболее важных — это методика, известная под названием «свободные ассоциации», когда субъект должен следовать своим мыслям как мож­но более свободно и тщательно пересказывать, что возникает у него в сознании в связи с каждым отдель­ным элементом сновидения. Процесс, лежащий в ос­нове сновидения, названный Фрейдом «работа сна», начинается с переплетения и конденсации очень раз­нородных: идей и впечатлений в единую картину. Кро­ме конденсации, сновидения возникают также в ре­зультате «вытеснения» мыслей, то есть перемещения в инородный и явно бессмысленный контекст. Фрейд считал, что такой процесс служит для маскировки слишком «больных» для данного субъекта тем, которые несут слишком большую эмоциональную нагрузку, что­бы быть непосредственно «включенными» в снови­дения.

Здесь не место вдаваться в детали механизмов, выполняющих «работу сна». Важно, однако, напомнить, что Фрейд понимал сновидения как особый и весьма важный язык мозга. Дэвид Фулкес разработал далее этот подход в своей книге «Грамматика сновидений», Начав с доктрин Фрейда, но включив результаты со­временных психологических и лингвистических исследо­ваний, Фулкес разработал метод обнажения скрытых, латентных структур, присутствующих в неявном виде в каждом отчете о сновидении. Кроме самого отчета, важную роль играют свободные ассоциации испытуе­мого. Фулкес создал математическую модель для опи­сания процессов трансформации образов в сновиде­ниях.

«Мир сновидений не менее реален, чем мир бодр­ствования,- только он реален в другом отношении». Можно согласиться с заключением Людвига Клагса, что анализ сновидений позволяет глубже проникнуть в функции сознания. Могут ли результаты этих иссле­дований принести какую-нибудь пользу неспециали­стам! Анализ сновидений играет важную роль при многих формах психотерапии как способ проникнове­ния в глубины потока сознания пациента. Одно из зна­менитых выражений Фоейда: «Толкование сновиде­ний — это основной путь к познанию бессознатель­ного».

Теперь, однако, покинем этот путь, чтобы уделить внимание другим признакам того, что сновидения мо­гут быть полезны для проявления активности в бодр­ствовании. Креативные, творческие сновидения под­тверждают это, как в знаменитом пересказе немец­кого химика Фридриха Августа Кекуле, который долго и безуспешно искал химическую структуру бензола. Однажды ночью ему приснилось шесть змей, прогло­тивших хвосты доуг друга, образовав большое вращающееся кольцо. Проснувшись он понял, что проблема, мучившая его, решена: структура бензола похожа на кольцо из шести змей и представляет собой замкну­тый цикл с шестью атомами углерода.

Хотя такие открытия в сновидениях — скорее, ис­ключение, однако известная поговорка гласит, что луч­ший способ разрешить какую-либо проблему, это  «переспать с ней». Быть может, народная мудрость уловила креативный аспект сновидений, в которых мысль свободно блуждает, не скованная ничем. Воз­никающие при этом неожиданные ассоциации могут городить решения проблем, которые не удается най­ти в бодрствовании.

Творческая сила сновидения.

Желание использовать творческую силу сновидений привело к попыткам создания искусства так называе­мых люцидных сновидений, т. е. сновидений на фоне ясного сознаний. В отличие от обычного сна человек, видящий люцидное сновидение, осознает, что все происходящее ему только снится. Предполагается, что это осознание, в свою очередь, должно освободить его мозг от необходимости контроля за сновидением и позволить свободно странствовать в «стране сновиде­ний». Неоднократно публиковались отчеты о таких люцидных сновидениях, однако научные подтвержде­ния подобных сообщений пока отсутствуют.

В книге «Путешествие в Икстлан» Карлоса Кастане-ды мексиканский маг Дон Хуан дает своему ученику указание насчет первого упражнения в сновидениях. Он должен перед сном сконцентрироваться на том, чтобы увидеть во сне собственные руки, отдавая при этом отчет, что это ему снится. Далее по ходу снови­дения он должен переместить свой взор с рук на дру­гой объект и затем обратно.

«Каждый раз, как ты глянешь на что-либо в своем сновидении, оно меняет форму... Весь фокус в обуче­нии управлять своими сновидениями заключается в том, чтобы не только взглянуть на что-либо в сновидении, но и сохранить этот объект неизменным. Сно­видение станет реальностью, когда ты научишься фо­кусировать взгляд на любом его объекте. Тогда ис­чезнет различие между тем, что происходит во сне, и тем, что происходит в бодрствовании».

После этих элементарных упражнений Дон Хуан обучает ученика выбирать самому место действия бу­дущего сновидения. За исключением Дона Хуана, лишь немногие люди могут похвастаться тем, что об­лагают такой способностью, но как соблазнительно ве­рить, что мио снов, столь эфемерный и ускользаю­щий, может быть взят под контроль сознания!

Давайте завершим обсуждение роли сновидений экскурсией в область антропологии. Сенои были мир­ным народом, проживавшим в отдаленных джунглях Малайзии еще в начале века. Они придавали важное значение сновидениям, рассматривая их как отражение не только текущих событий их жизни, но и предчув­ствие того, что еще только зарождается. Если кому-то приснилось, что он поссорился с другом, это истолко­вывалось как признак подсознательного конфликта, да­же если никаких признаков этого конфликта в повсе­дневной жизни не обмечалось. Соответствующей реак­цией на такой сон было обсуждение его содержания как в кругу семьи, так и с этим самым другом. Затем человек, которому приснился дурной сон, дарил пода­рок своему другу, чтобы погасить этот подсознатель­ный конфликт, омрачающий их отношения. Далее этот человек старался вызвать у себя люцидный сон, в ко­тором он встречал своего друга и уверял его в своем расположении. Народ сенои учил своих детей воспри­нимать страшные сны как важную часть формирова­ния личности; они говорили детям, что если кошмар появится снова, то это хорошо, ибо позволяет узнать об угрозе, исходящей от персонажа сновидения, пре­одолеть ее, подружившись с ним, или — третья воз­можность — оказаться побежденным этим персонажем восне и, таким образом, снять подсознательный кон­фликт. Этнограф Стюарт описал сенои как вполне ци­вилизованный народ, который сумел так организовать свою жизнь, что в ней чрезвычайно редки как пси­хические болезни, так и воинственные конфликты. К сожалению, культура сенои почти полностью исчез­ла в результате глубоких социальных потрясений в этом районе во время второй мировой войны.

Быть может, сходные мысли о роли сновидений владели немецким поэтом Фридрихом Гельдерлииом, когда он писал: «Люди короли — в сновидении, и  нищие — в рассуждениях».


Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.
Вы можете написать администратору: Написать письмо

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

Камни в почках . Народное средство ,корень подсолнуха.

Немногие знают,что отвар корней подсолнуха имеет отличную диуретическую и литолитическую активность.

Установлено, что такой отвар  снижает в организме содержание: уратов,оксалатов,мочекислого аммония и трипельфосфатов и может применяться для лечения подагры и мочекаменной болезни.

В результате лабораторных исследований из корней подсолнечника были выделены полисахариды (общий выход в пределах 10,31+-0,20%). Водорастворимые полисахариды (ВРПС - 0,81%), Пектиновые вещества (ПВ - 2,5%) Гемицеллюлозы (ГЦ) А и Б Содержание ГЦ А - 5,13%, ГЦ Б -1,61 %.

Содержание инулина в корнях подсолнечника от 5,49 до 6,17%. Корни подсолнечника  содержат дубильных веществ 11,19+0,22%. Результаты анализов минерального состава показали, что корни подсолнечника содержат значительное количество минеральных элементов в комплексе с другими биологически активными веществами.

Подробнее ...
 
Повышение умственной и физической работоспособности.

природные адаптогеныВопрос повышения работоспособности и про­филактики переутомления сегодня имеет  иной облик в связи,изменился  характер человеческого труда, появилась монотонная операторская работа  в условиях напряженных психоэмоциональных пе­регрузок. Появилась нужда в  качественной защите ор­ганизма от неблагоприятных воздействий и  стрессовых ситуаций ,это требует  использование методов и способов для увеличения работоспособности  ,применение препаратов, увеличивающих возможности адаптации и резистентности ор­ганизма к воздействию различных вредных и экстремальных факторов.

Подробнее ...
 
Лечение прополисом .Свойство прополиса.

прополисПрополис — еще один продукт пчеловодства, кото­рый весьма активно используется народной медициной при лечении ЛОР-заболеваний.

Высокий антимикробный эффект прополиса в сочетании с выраженным противовоспалительным действием используют при лечении целого ряда заболеваний дыха­тельной системы. Прополис выгодно отличается от антибиотиков тем, что к нему не вырабатывается устойчивость микроорганизмов.

♦ При фарингитах 200 мл изотонического раствора натрия тщательно размешать с 2 мл 30 % настойки про полиса и пчелиного меда, до полного растворения меда и полоскать этой смесью горло.

Подробнее ...
 
Лечение медом

Мед, как богатый источник легко усвояемых угkеводов, может широко применяться как лечебное средство при ослаблении организма. Питательная ценность меда еще более возрастает блат даря наличию в нем комплекса из витаминов и минеральных веществ.

Общеукрепляющие рецепт из меда .

♦   Взять 50 г измельченной травы зверобоя, залить, стаканом кипятка, варить 30 мин на медленном огне, настаивать 1 час, процедить. Взять затем 250 гр листьев алоэ, измельчить, смешать с отваром зверобоя, добавить 250 г майского меда и 250 мл белого виноградного вина. Смесь тщательно перемешан перелить в стеклянную емкость из темного стек м тщательно закупорить и поставить в-холодилыим на 6-10 дней.

Подробнее ...
 

Оформление заказа

У Вас нет заказов
У вас нет заказов.

Подписаться на новости

мы в контакте

Рекомендуем


Корень подсолнечника

Измельченный 300 гр/300 руб.

Растворяет камни в почках.

Выводит соли из суставов.

заказать корень подсолнуха

Популярное.